Плоды покаяния

Один мой добрый знакомый, благоговейный деятель покаяния, как-то посетовал, что во всём интернете не нашёл человека, который бы поддержал  беседу о покаянии. «Никто не хочет говорить о покаянии», - пожаловался он. И я задумалась: почему же так? Может быть, мы не хотим громко говорить о покаянии, потому что оно заключает в себе некую тайну между Богом и человеком, нечто очень личное для каждого? Или потому, что мы слишком мало знаем о том, что такое покаяние, потому что оно пугает нас, как горькое и тяжёлое делание, мы сторонимся его?

А между тем, что может быть для нас опаснее, чем замедление в покаянии… От этого единодушно предостерегают святые, так, св. Игнатий (Брянчанинов) пишет: «Не будем отлагать врачевания нашего день на день, чтоб не подкралась неожиданно смерть, не восхитила нас внезапно, чтоб мы не оказались неспособными к вступлению в селения некончающегося покоя и праздника, чтоб не были ввергнуты, как непотребные плевелы, в пламень адский… Врачевание застарелых недугов совершается не так скоро и не так удобно, как то представляет себе неведение. Не без причины милосердие Божие дарует нам время на покаяние…  нужно время для очищения себя от скверны; нужно время, чтоб облечься в ризы добродетелей…»

Преп. Варсонофий Оптинский рассказывал о страшной смерти как грешника, откладывавшего покаяние до смертного часа:

«Вот какой был случай у вас, в Петербурге. Жил на Сергиевской улице очень богатый купец. Вся жизнь его была сплошная свадьба, и, в продолжение 17 лет, не приобщался он Св. Тайнам. Вдруг, он почувствовал приближение смерти, и испугался. Тотчас же, послал своего слугу к священнику сказать, чтобы он пришел приобщить больного. Когда батюшка пришел и позвонил, то открыл ему дверь сам хозяин. Батюшка знал о его безумной жизни, разгневался и сказал, зачем он так насмехается над Св. Дарами, и хотел уходить. Тогда купец со слезами на глазах стал умолять батюшку зайти к нему грешному и исповедать его, т. к. он чувствует приближение смерти. Батюшка, наконец, уступил его просьбе, и он с великим сокрушением в сердце, рассказал ему всю свою жизнь. Батюшка дал ему разрешение грехов и хотел его приобщить, но тут произошло нечто необычайное: вдруг рот у купца сжался, и купец не мог его открыть, как он ни силился. Тогда он схватил долото и молоток и стал выбивать себе зубы, но рот сомкнулся окончательно. Мало-помалу силы его ослабели и он скончался. Так Господь дал ему возможность очиститься от грехов, может быть за молитвы матери, но не соединился с ним».

Да, конечно не случайно так настойчиво повторяется в Священном Писании Божий призыв: «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное» (Мф. 3, 2. Мф. 4, 17). (Ср. тж. Мк. 1, 15; Деян. 2, 38; Деян. 3, 19). Это говорит св. Иоанн Креститель, это говорит Господь, это повторяют апостолы… «Вот, теперь время благоприятное, вот, теперь день спасения» (2 Кор. 6, 1-2), говорит апостол Павел о каждом дне нашей жизни. Поэтому сейчас, когда наступает для нас время сугубого покаяния, мне захотелось обратиться к тем, кто прошёл путь покаяния до его венца – до святости, и узнать у них, что же такое – истинное покаяние и что оно может…

Что может покаяние

Духовная дочь преподобного Амвросия Оптинского рассказала о том, как однажды она исповедалась у святого старца:

"В келье его горели лампадки и маленькая восковая свечка на столике. Читать мне по записке было темно и некогда. Я сказала, что припомнила, и то, спеша, а затем прибавила: "Батюшка, что сказать вам еще? В чем покаяться? - забыла". Старец упрекнул меня в этом. Но вдруг он встал с постели, на которой лежал. Сделав два шага, он очутился на середине своей келлии. Я невольно на коленях повернулась за ним. Старец выпрямился во весь свой рост, поднял голову и воздел свои руки кверху, как бы в молитвенном положении. Мне представилось в это время, что стопы его отделились от пола. Я смотрела на освещенную его голову и лицо. Помню, что потолка в келье как будто не было, он разошелся, а голова старца, как бы ушла вверх. Это мне ясно представлялось. Через минуту батюшка наклонился надо мной, изумленной виденным и, перекрестив меня, сказал следующие слова: "Помни, вот до чего может довести покаяние. Ступай". Я вышла от него шатаясь, и всю ночь проплакала о своем неразумии и нерадении".

Исцеление покаянием: рассказ современной христианки

"Верить необходимо но только в то, что Господь может очистить от греха. И прилагать все усилия для покаяния и прощения, а все остальное приложится.

…Десять лет назад у моей мамы были камни в желчном. Врачи сказали, не мучайтесь, все равно при таких больших камнях операции не избежать. Год она тянула, а когда отправилась на операцию, ей сказали: рак печени.

У нее приступ начался такой, что месяц не могли боль ничем купировать. Обкалывали всю брюшину и убеждали, что она не может при таких дозах обезболивающих чувствовать боль.

А она лежала на кровати, скрипела зубами и таяла. Жаловалась на свою жизнь и рассказывала соседке по палате о своей обиде и злости на одного человека.

Женщина верующая была и стала предлагать ей взглянуть на этого человека другими глазами и пожалеть его. Говорила, попроси Господа за него.

И вот прихожу утром в больницу и нахожу маму гуляющей по коридору. Худющая и глаза заплаканные.

Всю ночь она со слезами молилась как умела за обидчика и не заметила как боль отступила. Говорила, как было стыдно за себя и жаль этого несчастного запутавшегося человека. Умоляла меня дать ей слово, что я тоже его прощу и никогда не попытаюсь ему чем-либо навредить. Говорила сумбурно о том, что я должна что-то понять.

Тогда мы молились, наверное, один из первых раз и как я потом поняла, направляя мысли именно так, как учит Церковь. Господь нас сам направлял.

Через неделю мы повторили все обследования при подготовке к операции. Три специалиста, которые ее вели целый год, сказали, что это не её история болезни. Ни опухоли, ни камней. Никто не верит, хотя у нас история ее болезни на руках".

Освящение покаянием: «точно Ангел Божий, а не человек стоял перед всеми»

Авва Патермуфий посетил брата и застал его лежащим на одре болезни. Брат нелегко расставался с жизнью: совесть тяжко смущала его, он трепетал. “Отчего ты, чадо, не готов к исходу? Видно, совесть — изобличительница твоего нерадения — не отступает от тебя”. И больной взмолился: “Прошу тебя, отче, исходатайствуй перед Богом, да продлит, хотя бы ненамного, мою жизнь, чтобы мне очиститься”. — “И ты просишь еще короткого срока для покаяния, когда уже настал конец твоей жизни? — удивился старец. — А что ж ты делал раньше, во все продолжение жизни? Разве не мог ты лечить тогда свои язвы? Нет?! Ты к старым прилагал свежие!” Еще более настойчиво молил его умирающий. “Если ты к старому злу не станешь прибавлять нового, — отвечал старец, — мы помолимся о тебе. Бог благ и долготерпелив и продлит еще ненадолго твою жизнь, чтобы ты мог уплатить свои долги”. И, преклонив колена, старец начал молиться. Потом, поднявшись, обратился к больному со словами: “Господь дает тебе еще три года жизни, — только бы ты всем сердцем обратился к покаянию”. И, взяв его за руку, воздвиг с одра болезни. Выздоровевший немедленно последовал в пустыню за аввой. Прошло три года. Авва привел брата на то место, откуда они ушли три года назад, и все пришли в изумление: точно Ангел Божий, а не человек стоял перед всеми, — так глубоко было его обращение к Богу! Между тем собралось множество братии. Старец поставил его посреди всех и, ставя его в пример, всю ночь беседовал с братией о плодах покаяния и обращения к Богу. Беседа продолжалась. Брат точно тихо засыпал и заснул навеки!

(Руфин. Жизнь пустынных отцов)

Немедленное прощение: исповедь истинно кающегося

Некогда один святой старец, спасавшийся на горе Олимп, беседовал с братьями о спасении души. Во время беседы к старцу подошел простолюдин, поклонился ему и молча остановился. Старец спросил: “Что тебе нужно?” Простолюдин сказал: “Да пришел к твоей святыне исповедать свои грехи, честный отче”. Старец сказал: “Говори перед всеми, не стыдись”. Тогда простолюдин начал в присутствии всех исповедовать свои грехи, иные из которых были столь тяжки, что неудобно и называть их. Когда он все рассказал со слезами, то поник долу и стоял унылый с сокрушенным сердцем. Старец же, после его исповеди, долго размышлял о чем-то и, наконец, сказал: “Хочешь ли принять иноческий образ?” — “Ей, отче, — ответил простолюдин, — желаю и даже захватил сюда необходимые при пострижении одежды”. После этого старец преподал ему несколько наставлений, облек его в ангельский образ и, отпуская, сказал: “Иди, чадо, с миром и больше не согрешай”. Он же, поклонившись до земли, ушел, славя Бога. Монахи всему этому удивлялись и сказали старцу: “Что это значит, отче? Сколько тяжких грехов сейчас он назвал, и ты не дал ему никакого послушания, не наложил на него ни малейшей епитимии?” — “О, любезные дети, — сказал старец, — неужели вы не видели, что, когда он исповедовал свои грехи, близ него стоял страшный муж, лицо которого блистало, как молния, и одежды его были белы, как снег. Он держал в руках хартию грехов каявшегося, и когда простолюдин высказывал мне грехи перед всеми вами, он постепенно изглаждал их из хартии? И если таким образом простил его Бог, то как же я-то после этого смею давать ему какую бы то ни было епитимию?” Услышав это, монахи ужаснулись и возблагодарили Господа нашего Иисуса Христа, возвеличили благость и человеколюбие Его и разошлись, дивясь о преславных делах Бога нашего.

(Прот. В. Гурьев. Пролог)

 

При царе Маврикии во Фракии был свирепый и жестокий разбойник. Не находя возможности взять его силой, царь решился употребить для его усмирения противоположное средство — милость и послал к нему свой крест со словами: “Не бойся”. Этот необыкновенный поступок тронул сердце разбойника. Он тотчас же раскаялся, сам явился к царю, пал к его ногам и обещал исправиться. Царь простил его, и он остался жить в городе. Спустя немного времени он впал в тяжкую болезнь и однажды во сне увидел Страшный Суд. Пробудившись, он почувствовал приближение смерти и, ужаснувшись своих грехов, стал с горькими слезами просить прощения... С плачем в течение многих часов исповедовал он свои грехи, затем скончался. В час его смерти живший с ним в одном доме врач во сне видел следующее: много бесов явилось к одру разбойника, держа в руках рукописание его грехов, и за ними — два ангела с весами. На одну чашу бесы положили хартии грехов умершего. “Что же мы положим на свою чашу? — задумались ангелы. — Нет у нас ничего, ибо только десять дней прошло, как он перестал убивать! Не положить ли разве что плат, омоченный его слезами, которые он проливал перед смертью?” И положили. И, о бездна милосердия Божия! Плат перетянул все грехи разбойника, и хартии бесов исчезли. Ангелы взяли душу умершего, а бесы бежали посрамленными. Итак, вот что значит, братие, плакать и сокрушаться о своих грехах!

(Прот. В. Гурьев. Пролог)

Цена одного дня покаяния: «блудницы … идут в Царство Божие» (Мф. 21, 31)

Церковь сохранила для нас память о нескольких поразительных случаях, когда душа полным и самоотверженным покаянием буквально за один день превращалась из ямы греха в Божий храм и достигала Царствия Божия.

Это поразительное преображение кающейся души объяснял св. Паисий Святогорец, отвечая на вопрос: «Геронда, авва Алоний говорит: "Если человек хочет, то от утра до вечера он может достичь божественной меры". Что он имеет в виду?»:

«Для духовной жизни не требуются многие годы. Покаявшись, человек за одно мгновение может перенестись из адской муки в Рай… Ах, какой же силой обладает покаяние! Оно впитывает в себя Божественную благодать».

Почитаем же об этих блаженных душах.

Блаженная Таисия

Говорили о некой девице, что у нее умерли родители и она осталась сиротой. Размыслив, она сделала свой дом странноприимным для отцов скита. Она жила, принимая странных, и в удобное время служила отцам. Через некоторое время истощилось ее имущество и она начала нуждаться. Сблизились с ней развратные люди и отклонили ее от доброй цели. После того она начала жить так плохо, что дошла до блудодейства. Услышали об этом отцы и очень опечалились. Призвав авву Иоанна Колова, они ему сказали: “Мы слышали о той сестре, что она худо живет. Когда могла, она оказывала нам свою любовь, а теперь мы окажем свою любовь и поможем ей. Потрудись сходить к ней и по мудрости, которую дал тебе Бог, воздвигни ее”. Авва Иоанн пошел к ней и говорит привратнице: “Скажи о мне госпоже.” Она же отослала его, говоря: “Вы прежде объедали ее, а теперь она бедна”. Авва Иоанн говорит: “Скажи ей, я много могу сделать ей пользы”. Слуги же ее, насмехаясь, говорят ему: “А что ты дашь ей за то, что хочешь видеться с ней”. Привратница сказала о старце госпоже. Девица говорит ей: “Эти монахи всегда снуют около Красного моря и ищут жемчуг”. Потом, нарядившись, говорит ей: “Позови его”. Когда он вошел, она, приняв его, села на роскошном ложе. Авва же Иоанн, подойдя к ней близко и смотря ей в лицо, говорит: “Что ты унижаешь Иисуса, что дошла до этого?” Услышав это, она совершенно оцепенела. И старец, приклонив свою главу, начал сильно плакать. Девица говорит ему: “Авва, о чем ты плачешь?” Старец поклонился и, снова приклонив голову, со слезами говорит ей: “Вижу, что сатана смеется тебе в лицо, как же мне не плакать?” Девица, услышав это, поражена была еще больше и сказала: “Возьми меня, куда хочешь”. — “Пойдем”, — отвечал ей старец. И она встала, чтобы следовать за ним. При этом авва Иоанн заметил, что девица не сделала никакого распоряжения и ничего не сказала о своем доме, и удивился. Когда они пришли в пустыню, наступил вечер. Авва, сделав из песка как бы небольшое возглавие для нее и сотворив крестное знамение, говорит ей: “Усни здесь”. Сделав и себе на недалеком расстоянии возглавие и окончив молитвы, которые творил, старец преклонился. Проснувшись же в полночь, он видит как бы некий светлый путь, сходящий от неба до самой девицы, и увидел ангелов Божиих, возносящих ее душу. Встав и подойдя, он дотронулся до нее. Когда же увидел, что она умерла, повергся на лицо, моля Бога, и услышал глас, говорящий: “Один час покаяния ее принят лучше покаяния многих медлящих и не являющих ничего подобного такому покаянию”.

(Древний патерик)

«Бог видел ее помышления»

В городе Солуни был женский монастырь. Одна из его инокинь, выйдя некогда из обители, по диавольскому действу впала в смертный грех и затем в монастырь уже не возвращалась, а осталась в миру и несколько лет проводила греховную жизнь. Наконец, пришла в себя, образумилась, пожелала обратиться к Богу, внутренне раскаялась и пошла снова в монастырь, в котором прежде жила, чтобы благочестивой жизнью загладить прежние грехи. Но случилось так, что как только подошла она к монастырским воротам, то внезапно упала около них и умерла. После ее смерти одному епископу было видение. Видел он ангелов, которые приняли душу умершей, и следовавших за ними бесов, споривших с ними за ее душу. Ангелы говорили: “Она долго жила в монастыре и работала Богу много лет, следовательно, она наша”. А бесы говорили, что она и последний раз шла в монастырь в лености, следовательно, им принадлежит. Ангелы на это сказали им: “Бог видел ее помышления, ее внутреннее раскаяние и то, что она шла в монастырь, чтобы начать новую жизнь, и потому принял ее покаяние, а что она умерла скоропостижно, это не наше дело, а Божие”. Бесы после того бежали посрамленные.

(Прот. В. Гурьев. Пролог)

«Она отвергла всякое попечение о всем принадлежащем миру сему…»

Некий брат, преимущественно преуспевший в смирении, проводил уединенную жизнь в Египте. У него была в городе сестра-блудница, погубившая многие души. Старцы часто уговаривали этого брата и едва могли уговорить его, чтобы он сходил к сестре для отвращения ее увещаниями от разливаемой ею греховной пагубы. Когда он приближался к месту, один из знакомых, увидев его, поспешил войти к ней до него и известил ее о пришествии брата из пустыни. Услышав это, она, вне себя от радости, оставила своих любовников, которых в то время угощала, с открытой головой выбежала навстречу брату. Когда она увидела его и хотела заключить в свои объятия, он сказал ей: “Сестра моя любезнейшая! Пощади свою душу, потому что многие погибают через тебя. Рассуди, какие муки уготованы тебе, если не прибегнешь немедленно к покаянию.” Она содрогнулась и сказала ему: “А ты уверен, что еще есть для меня какая-нибудь надежда спасения?” Он отвечал: “Если б ты только пожелала, то и сейчас есть надежда спасения.” Она упала к ногам брата и просила его, чтобы он увел ее с собой в пустыню. “Пойди, — сказал он, — покрой голову и следуй за мной.” — “Пойдем скорее! — отвечала она. — Лучше мне пройти в толпе людей безобразной и с открытой головой, чем возвращаться в работный дом греха.” Во время пути брат поучал ее покаянию. Увидя идущих навстречу монахов, он сказал ей: “Сойди с дороги на короткое время, пока монахи пройдут, не все же знают, что ты мне сестра.” Она сделала так. Монахи прошли, и он позвал сестру: “Пойдем, будем продолжать путь наш.” Она не отвечала ему. Брат осторожно подошел и увидел ее умершей, ноги ее были все в крови, потому что она была без обуви. Тогда, плача и рыдая, возвестил он старцам о случившемся. Они рассуждали между собой о спасении и были несогласны. Но Бог открыл одному из старцев, что покаяние блудницы принято, потому что она отвергла всякое попечение о всем принадлежащем миру сему, пренебрегла всем для исцеления своей язвы, тяжко воздыхая о своих грехах и оплакивая их. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 471. № 67).

Путь покаяния: из бездны падения - до чудотворений

История Церкви знает множество святых, поднявшихся покаянием до высот настоящей святости. Это преп. Мария Египетская, жившая в пустыне подобно бесплотным, знавшая Писание, никогда не читав его, и ходившая по водам Иордана, как по суху. Это преп. Аглаида и блаж. Мария. Это преп. Иаков Постник, который, уже сподобившись благодати Божией, впал, однако, в тяжкие прегрешения блудодеяния и убийства. Опомнившись, он поселился в погребальной пещере и неустанно каялся Богу. «И стал он как живой мертвец, - повествует его житие, - живя среди мёртвых и никогда не появляясь в среде живых. Если и случалось кому-нибудь приходить в то место, Иаков ни с кем не вступал в беседу, если кто спрашивал его о чем, не отвечал ни одного слова, отверзая свои уста только для молитвы к Богу и покаяния в своих грехах. Пищею ему служили травы, какие произрастали в тех пустынных местах, да и те вкушал он очень редко и немного, только чтобы не умереть с голоду. Так Иаков провел целых десять лет в непрестанных слезах, воздыханиях и молитвах, днём и ночью взывая с плачем к Богу, исповедуя свои грехи…

Всещедрый и многомилостивый Господь не презрел столь долгого покаяния блаженного Иакова; простил ему согрешения и снова даровал благодать чудотворения.

Случилось в той стране бездождие и сильная засуха. Все наложили на себя пост и молились, прося Бога послать на землю дождь. И было откровение епископу того города:

- Если святой старец, живущий в погребальной пещере, помолится за вас Богу, то прекратятся все бедствия ваши и прольётся плодоносной дождь.

…Блаженный Иаков, хотя по смирению и не желал … долгое время молился о сих людях. И молитва еще была на устах его, как вдруг на землю пролился обильный дождь, а буря прекратилась. …Преподобной Иаков после сего получил откровение, что Бог принял его покаяние и простил его грехи. Посему он снова начал, по благодати Христовой, совершать многие чудеса, ибо все приводимые и приносимые из всей той страны больные, одержимые каким-либо недугом, тотчас получали исцеление, a бесы были прогоняемы словом святого. Спустя немного времени Иаков сотворил еще большие чудеса, нежели какие творил до согрешения».

А вот что Древний патерик повествует о некоем диаконе, покаяние которого принесло пользу многим:

«Брат спросил одного старца: “Если случится человеку, по действию диавола, впасть в искушение, бывает ли польза для соблазняющихся через него?” На это старец рассказал ему следующее. В киновии Египетской был один именитый диакон. Некий должностной гражданин, гонимый архонтом, пришел в киновию со всем своим домом. Диакон, по действию диавола, пал с его женой и положил срам на всех. Пошел он к одному любимому им старцу и рассказал ему о случившемся. У старца внутри его келии было одно темное, потаенное место. Диакон начал упрашивать его, говоря: “Погреби меня здесь живого и никому не открывай это”. Он вошел во мрак и принес истинное покаяние. Через год наступила засуха. При совершении общей молитвы было открыто одному из святых: “Если не выйдет и не помолится диакон, скрытый таким-то старцем, то не будет дождя”. Слышавшие подивились и вывели диакона из места, где он был. Он помолился, и пошел дождь. И соблазнившиеся прежде получили гораздо большую пользу от его покаяния и прославили Бога».

Лики покаяния

Покаяние может выражаться по-разному, но при этом быть равноценно перед Богом, о чём говорит Древний патерик:

"Два брата, будучи побеждены блудной похотью, пошли и взяли с собою женщин. После же стали говорить друг другу: что пользы для нас в том, что мы, оставив ангельский чин, пали в эту нечистоту, и потом должны будем идти в огонь и мучение? Пойдем опять в пустыню. Пришедши в нее, они просили отцов назначить им покаяние, исповедав им то, что они сделали. Старцы заключили их на год, и обоим поровну давались хлеб и вода. Братья были одинаковы по виду. Когда исполнилось время покаяния, они вышли из заключения, - и отцы увидели одного из них печальным и совершенно бледным, а другого - с веселым и светлым лицом, - и подивились сему, ибо братья принимали пищу поровну. Посему спросили они печального брата: какими мыслями ты был занят в келье своей? - Я думал, отвечал он, о том зле, которое я сделал, и о муке, в которую я должен идти, - и от страха «прилепе кость моя плоти моей» (Пс. 101, 6). Спросили и другого: а ты о чем размышлял в келье своей? Он отвечал: я благодарил Бога за то, что Он исторг меня от нечистоты мира сего и от будущего мучения, и возвратил меня к этому ангельскому житию, - и помня о Боге, я радовался. Старцы сказали: покаяние того и другого равно перед Богом".

Горечь, претворённая в радость

Горечь покаяния, в полной мере испытанная первым братом, - общее для всех начало покаяния. Плач о грехах – словно воды Мерры, которые усладил Господь. Когда израильтяне пришли в Мерру, рассказывает бытописатель, то «не могли пить воды в Мерре, ибо она была горька» (Исх. 15, 23). Моисей бросил в неё показанное ему Господом дерево и вода сделалась сладкой (Исх. 15, 25).

Так и с кающимся: Господь сотворяет чудо. Сначала воды реки покаяния горьки от ужаса перед грехом и от боли раскаяния, горьки точно воды Мерры. Но потом совершается тайна. Является Бог и претворяет страдание – в утешение, горечь - в сладость, и покаяние  становится славословием.

Св. Игнатий Брянчанинов пишет: «Слезы, проливаемые о грехах, сначала бывают горьки, изливаются при болезни и томлении духа, которые дух сообщает и телу. Мало-помалу начинает соединяться со слезами утешение, состоящее в особенном спокойствии, в ощущении кротости и смирения».

Св. Паисий Святогорец говорил, что после греховного падения «в первый день душевный и телесный надлом оправдан. Однако если у этого человека есть настоящее покаяние, то он, переживая внутреннюю скорбь и боль, при этом испытывает и божественное утешение. …чем больше страдает и печалится человек за свою греховность или за свою неблагодарность Богу, любочестно плача о том, что своими грехами он огорчил Бога — своего Отца, тем большим божественным радованием воздает ему Бог и тем больше услаждает его внутренне. Хотя в печали такого человека присутствует боль, однако в ней есть надежда и утешение». Св. Иоанн Златоуст пишет: «…от слез по Боге вырастает постоянная и неувядающая радость».

Святые отцы называют этот плод покаяния - духовное радование, радостотворный плач – тайной, таинством и чудом, которые сокровенно творятся Богом в истинно кающейся душе.

Преп. Иоанн Лествичник: «Размышляя о свойстве умиления, изумляюсь тому, каким образом плач и так называемая печаль заключают в себе радость и веселие, как мед заключается в соте. … такое умиление есть поистине дар Господень. …потому что Бог утешает сокрушенных сердцем сокровенным образом. …Заступление есть обновление души, погруженной в печаль, которое чудным образом превращает болезненные слезы в сладостные».

Св. Игнатий (Брянчанинов): «В слезах таинственно живет утешение, и в плаче – радость. …Скорби и болезни покаяния заключают в себе семя утешения и исцеления. Это таинство открывается плачем».

О том, как покаяние превращает горечь раскаяния в божественное утешение и в славословие, рассказывает нам Отечник, повествуя о монахе, который безмолвствовал в одном монастыре в постоянной покаянной молитве.

«Брат провел целый год, молясь в сокрушении и смирении сердца, в строгом посте. Между тем постоянно ему сопутствовала мысль: какое значение имеют слова Господа: блаженны плачущие, ибо они утешатся (Мф. 5, 4). Однажды, когда брат, объятый печалью по обычаю сидел на земле и плакал, напал на него тонкий сон. Явился ему Христос, воззрел на него милостиво и сказал тихим голосом: “Что с тобой? О чем ты плачешь?” Брат отвечал Господу: “Господи! Я пал”. Явившийся сказал на это: “Восстань”. Брат отвечал, сидя на земле: “Не могу встать, если Ты не прострешь руки Твоей и не восставишь меня”. Господь простер руку и воздвиг его. Явившийся опять сказал тихо: “Что ты плачешь, о чем скорбишь?” Брат отвечал: “Господи! Как мне не плакать и не скорбеть, когда я столько прогневал Тебя?” Тогда явившийся простер руку Свою, приложил ладонь к сердцу брата и, погладив его, сказал: “Не скорби! Бог поможет тебе. Я уже не буду карать тебя, потому что ты сам наказал себя. Ради тебя Я пролил Кровь Мою, пролью и человеколюбие Мое на всякую душу, приносящую покаяние”. Брат, придя в себя, ощутил свое сердце исполненным неизъяснимой радости и приял извещение, что Бог сотворил милость с ним. Прочее время своей жизни он провел в великом смирении, славословя Бога, и отошел к Богу в настроении исповедания».

(Св. Игнатий. Отечник. С. 436)

Так покаянием сердце человека превращается в Божий храм. Испытавшая это чудо душа вечно и ненасытимо стремится к Богу, пишет преподобный Макарий Египетский:

«…наслаждение Богом ненасытимо, и в какой мере вкушает и причащается кто, в такой делается более алчущим. Такие люди имеют горячность и неудержимую любовь к Богу; чем более стараются они преуспевать и приобретать, тем паче признают себя нищими, как во всем скудных и ничего не приобретших. Они говорят: „недостоин я, чтобы это солнце озаряло меня“. Это признак христианства, это — смирение».

О благоухающем смирении покаяния говорит нам сказание о блаженном отшествии святого аввы Сисоя:

«Перед его смертью, когда около него сидели отцы, лицо его просияло, как солнце. И он сказал: «Вот пришел авва Антоний». Немного погодя: «Вот пришел лик пророков». И лицо его заблистало еще светлее. Потом он сказал: «Вот вижу лик Апостолов». Свет лица его усилился, и он с кем-то разговаривал. Тогда старцы стали спрашивать его: «С кем ты, отец, беседуешь?» Он отвечал: «Пришли Ангелы взять меня, а я прошу, чтобы на некоторое время оставили меня для покаяния». Старцы сказали ему: «Ты, отец, не имеешь нужды в покаянии». Он отвечал им; «Нет, я уверен, что еще и не начинал покаяния». А все знали, что он совершен. Вдруг опять лицо его заблистало, подобно солнцу. Все пришли в ужас, а он говорит им: «Смотрите, вот Господь. Он говорит: «Несите ко Мне избранный сосуд пустыни», — и тотчас предал дух и был светел, как молния. Вся храмина наполнилась благоуханием».

(Достопамятные сказания)

Так истинное покаяние открывает своим делателям Небо. Дай Бог и нам начать покаяние…