Свет Христов просвещает всех

 

Как-то на одной интернет-площадке я прочитала вопрос недавно уверовавшей девушки. «Почему не всем дается узнать Тайны Царства Небесного? – писала она с молодым максимализмом. - И как Бог определяет, кто примет Его Слово, а, кто от Слова Его с первой секунды будет убегать?»

Вопрос этот видится мне многозначным. О тех великих, которым Бог открывает тайны Царства Небесного, как и о самих тайнах, писать не мне, а великим. Также, думается, что большинству из христиан понятно, что «убегающий» от Слова Божия в первую секунду, может вернуться во вторую, а не убегающий сразу, может уйти потом. Обо этом можно и полезно подумать и порассуждать, но главный, скрытый за этими словами, вопрос той девушки, кажется мне, не в этом. А в том, что она думает, будто Бог спасает не всех, что Он кого-то по каким-то причинам Сам исключает из области спасаемых. А это не так.

Нет человека, которого бы за всю его жизнь не позвал к свету, к Себе, Господь. Иногда нам трудно бывает в это поверить, а многие об этом просто не знают. Между тем, это истина, пронзительная и трогательная. О ней я и хочу немного написать.

Да, Бог хочет, чтобы спаслись все люди без исключения, и Господь Иисус Христос Своей Крестной жертвой искупил всех, каждого человека. Об этом говорит Священное Писание:

«…угодно Спасителю нашему Богу, Который хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины» (1 Тим. 2, 3-4).

«Христос Иисус, предавший Себя для искупления всех» (1 Тим. 2, 5-6).

«Как в Адаме все умирают, так во Христе все оживут» (1Кор. 15, 22).

«… как преступлением одного всем человекам осуждение, так правдою Одного всем человекам оправдание к жизни» (Рим.5, 15, 18).

Вторят ему и святые отцы, например, св. Игнатий (Брянчанинов) пишет: «Христос искупил всех человеков и каждого человека Собою» (Святитель Игнатий (Брянчанинов). Аскетическая проповедь).

Но не все люди принимают спасительную волю Божию о себе, выбирая следование собственной воле, выбирая служение своим страстям. Господь всеведущ, Ему открыты все самые тайные помышления и пожелания человеческого сердца, в силу Своего всеведения Он знает, кто что выберет.

Так, Спаситель знал, что не опомнится Иуда. Но увещевал его множество раз, и до Тайной вечери, и во время неё. И даже, когда предатель пришёл в Гефсиманский сад с толпою вооружённых людей, посланных первосвященниками схватить Иисуса Христа и, сказав: "Радуйся, Равви», лицемерно поцеловал Его, Господь кротко сказал ему: "Друг! Для чего ты пришел? Целованием ли предаешь Сына Человеческого?" Это были слова последнего призыва к покаянию.

И точно также, как Христос даже в самый миг предательского поцелуя, увещевал Иуду, точно также Он до самой нашей смерти не перестаёт посылать каждому из нас призывы и вразумления в виде обстоятельств, людей, помыслов, книг, скорбей…

Тот, кто принимает эти наставления, верует во Христа и следует за Ним путём Его заповедей – спасается, как и говорит Слово Божие об уверовавших:

«Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин. 3, 16).

«И сказал им: идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари. Кто будет веровать и креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет» (Мк. 16, 15-16).

«Воля Пославшего Меня есть та, чтобы всякий, видящий Сына и верующий в Него, имел жизнь вечную…» (Ин. 6, 40).

А тот, кто не принимает Божиих вразумлений, губит сам себя, и в день Суда у него не будет оправданий в том, что Бог его не призывал: «Свет Христов просвещает всех», как возглашает Церковь на Литургии Преждеосвященных Даров.

 

Св. Феофан Затворник описал видение, видимо, бывшее ему самому, в котором Господь в образах показал, что благодать призывает всех, но не каждый принимает её дары и потому не каждый спасается:

«Расскажу вам видение одного старца. Видел он поле широкое-широкое. По нему ходило множество людей разного рода. Ходили они по грязи, иной по колено и более, а думали, что ходят по цветам; сами были в лохмотьях, испачканные и уродливые, а думали, что они красавцы и в нарядах. Ни одного из них не было покойного, все в тревоге и хлопотах, в ладах или спорах и ссорах друг с другом... К востоку от них лежала поляна несколько возвышенная, покрытая травою и цветами, а им казавшаяся сухою, песчаною и каменистою. За сею поляною поднималась гора, прерываемая хребтами в разных направлениях, все выше и выше... Из-за горы виднелся необыкновенной красоты свет, ослепляющий и слепые очи открывающий. Лучи от сего света шли во множестве в шумную толпу, блуждавшую по грязному полю. В каждую голову упирал свой луч. Что же люди? Смотреть на свет из-за горы самим им и в голову не приходило. А что касается до лучей, то одни совсем не чуяли прикосновения их; иные, почувствовав беспокойный удар их, потирали только себе голову и, не поднимая головы, продолжали делать, что делали; иные поднимали голову и обращали взор назад, но тотчас опять закрывали очи и возвращались на прежнее. Некоторые, устремив очи свои по направлению луча, долго стояли в наблюдательном рассматривании света и любовались красотою его, но все стояли неподвижно на одном месте и наконец то от утомления, то будучи столкнуты другими, опять начинали шагать по той же дороге, по которой шли прежде. Редкие-редкие, покоряясь возбуждению луча и указанию его, оставляли все, направляли шаги к цветистой поляне и шли потом все далее и далее к горе и по горе к свету, осиявшему их из-за горы. Смысл видения понятен сам собою!..

Видите ли, что никого не оставляет возбуждающая благодать; только сами люди пусть не упорничают».

Дай Бог и нам не только почувствовать и увидеть Свет, но и покориться «возбуждению луча и указанию его», оставить позади всё мирское и идти к Свету непреткновенно…