Любовь милующая

«Любовь покрывает все грехи» (Притч. 10, 12) - так говорит Священное Писание о той любви, которая рождается от близости души к Богу. И даже более подробно и проникновенно говорит нам Бог о любви устами Апостола Павла:

«Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит» (1 Кор. 13, 4-7).

Мы все это читали, но немногим доступна высота такой, совершенной, любви. Обычно сила греха становится в наших сердцах непреодолимой преградой для любви к ближнему. Но не так чувствовали и поступали святые. Живительное тепло любви поистине Божественной изливалось из их сердец на каждого - и воскресали в ответ погибавшие души. Одного вида исполненного кроткой любви святого лица, нескольких слов, короткой беседы со святым порой было достаточно, чтобы сомневающийся уверовал, падающий восстал, ослабевший укрепился… О животворящей силе такой любви мне и припомнилось несколько историй…

Преподобный Амвросий Оптинский

Евгений Поселянин вспоминал о преп. Амвросии Оптинском: «он был таким удивительным, светозарным явлением, в его образе было столько обаятельной силы, что достаточно было только увидеть его, чтобы испытать невыразимое счастье». «Меня поразила его святость и та непостижимая бездна любви, которые были в нем».

 «Обращение о. Амвросия было необыкновенно обаятельно. Сколько привлекательности было в его улыбке! Сколько заботы и одобрения в его глазах, какая ласкающая, милая русская речь в его устах. Если входишь к нему радостный, закивает головой и весело скажет: «А, ясный денек пришел!» Если грустно на сердце, сколько серьезности и сочувствия в его удивительных, без слов говорящих глазах! Но кроме этих чисто внешних черт, придававших такую цену отношениям с о. Амвросием, было, несомненно, что-то благодатное, что лилось от его святыни в душу приближавшегося к нему человека. Разом, как входил к нему, чувствовал какое-то успокоение. Что-то отрадное, надежное, радостное сходило на душу, и душа точно юнела, становилась доверчивой, простой и чистой какой была в далекие дни детства. Все наслоения греха, эгоизма, озлобления исчезали, как лед под лучами южного солнца. Переживалось что-то счастливое и прекрасное. И трудно сказать, как значительна оказалась для всех, кто в первой молодости знал о. Амвросия, эта встреча, какое влияние она должна была оказать на всю дальнейшую их жизнь. Навсегда эти люди были застрахованы от одной из опаснейших болезней современности — пессимизма.

Все уродства, какие могли они встретить в своей последующей жизни, весь запас необходимых уроков жизни, измен и разочарования — все это покрывалось одним лучезарным образом. «Пусть жизнь плоха, пусть говорят, что она насквозь прогнила, что тщетны благие стремления, я знал, я видел отца Амвросия, его лучи сияли мне», — так могут всю жизнь твердить себе эти люди. И лучезарный этот образ, всегда, в самые опасные минуты отчаяния, только бы вспомнить его во всей его правдивости, спасет их».

В. Розанов писал о преп. Амвросии: «Благодеяние от него льется духовное, да, наконец, и физическое. Все поднимаются духом, только взирая на него... Самые принципиальные люди посещали его (о. Амвросия), и никто не сказал ничего отрицательного. Золото прошло через огонь скептицизма и не потускнело».

Даже лев Толстой после беседы с о. Амвросием, радостно сказал: «Этот о. Амвросий совсем святой человек. Поговорил с ним, и как-то легко и отрадно стало у меня на душе. Вот когда с таким человеком говоришь, то чувствуешь близость Бога».

Авва Дорофей - о милосердии аввы Амона

«Если бы мы имели любовь, то сия любовь покрыла бы всякое согрешение, как и святые делают, видя недостатки человеческие. Ибо разве святые слепы и не видят согрешений? Да и кто столько ненавидит грех, как святые? Однако они не ненавидят согрешающего и не осуждают его, не отвращаются от него, но сострадают ему, скорбят о нём, вразумляют, утешают, врачуют его, как больной член, и делают всё для того, чтобы спасти его. …святые долготерпением и любовию привлекают брата, а не отвращаются от него и не гнушаются им. Как мать, имеющая безобразного сына, не только не гнушается им и не отвращается от него, но и украшает его с любовию, и всё, что ни делает, делает для его утешения; так и святые всегда покрывают, украшают, помогают, чтобы и согрешающего со временем исправить, и никто другой не получил от него вреда, и им самим более преуспеть в любви Христовой.

Что сделал святой Аммон, как однажды братия пришли к нему в смущении и сказали ему: "Пойди и посмотри, отче, у такого-то брата в келлии женщина"? Какое милосердие показала, какую любовь имела святая оная душа! Понявши, что брат скрыл женщину под кадкою, он пошёл и сел на оную и велел им искать по всей келлии. Когда же они ничего не нашли, он сказал им: "Бог да простит вас". И так он постыдил их, утвердил и оказал им великую пользу, научив их не легко верить обвинению на ближнего; и брата оного исправил, не только покрыв его по Боге, но и вразумив его, когда нашёл удобное к тому время. Ибо, выслав всех вон, он взял его за руку и сказал ему: "Подумай о душе своей, брат". Брат сей тотчас устыдился, пришёл в умиление и тотчас подействовало на душу его человеколюбие и сострадание старца».

(Авва Дорофей. Душеполезные поучения. Поучение шестое. О том, чтобы не судить ближнего)

Сострадание преподобного Антония Великого

В обители аввы Илии с одним братом случилось искушение. Его выгнали оттуда, и он пошел в Гору к авве Антонию. Авва Антоний, подержав его несколько времени у себя, послал в обитель, из которой он пришел. Но братья опять прогнали его.

Он снова пришел к авве Антонию и сказал ему: "Не захотели принять меня братия, отче!"

Тогда старец послал его с такими словами: "Буря застигла корабль на море, он потерял груз свой и с трудом сам спасся, а вы хотите потопить и то, что спаслось у берега".

Братия, услышав, что брата послал к ним авва Антоний, тотчас приняли его.

(Достопамятные сказания)

Великодушие аввы Пимена

Некогда в киновии брат пал в грех. - В тех местах был отшельник, который долгое время никуда не выходил.

Авва киновии пошел к сему отшельнику и рассказал ему о падшем брате.

- Изгоните его, сказал отшельник.

Брат, будучи изгнан из киновии, от сильной скорби заключился в пещеру, и плакал в ней.

Случилось там проходить братиям к авве Пимену, - они услышали его плачущего. Вошедши в пещеру, нашли его в великой скорби, и стали упрашивать, говоря: «Пойдем с нами к авве Пимену». Он не хотел, и сказал: «Я здесь умру, ибо согрешил».

Братия, пришедши к авве Пимену, рассказали ему о брате. Старец упрашивал их, и посылал к брату, говоря: «Скажите ему: авва Пимен зовет тебя».

Они пошли и привели его. Старец, видя брата сокрушенным, встал, облобызал его, обращался с ним ласково, и просил вкусить пищи. Между тем авва Пимен послал одного из братий сказать отшельнику: «Много лет слыша о тебе, я желал видеть тебя, но по лености нашей мы не виделись друг с другом. А теперь по воле Божией и по оказавшемуся случаю, потрудись прийти сюда, и повидаемся».

А отшельник никуда не выходил из кельи своей. Выслушав слова сии, он сказал: «Если бы не Бог внушил старцу, - он не послал бы за мною». И вставши, он пошел к нему. Облобызав друг друга с радостью, они сели.

Авва Пимен сказал ему: «В одном месте были два человека, и каждый имел у себя мертвеца. Один из них оставил своего мертвеца, и ушел плакать над мертвецом другого».

Отшельник, выслушав, пришел в сокрушение от сего слова, вспомнил, что сделал, и сказал: «Пимен горе, на небе; а я - долу, на земле».

(Патерик)

Некие старцы пришли к авве Пимену и спросили: “Если мы увидим братий, дремлющих во время службы, позволишь ли толкнуть их, чтобы они проснулись и бдели?”

Старец отвечал им: “Если я увижу дремлющего брата, то положу голову его на свои колени и успокою его.”

(Достопамятные сказания)

Брат сказал авве Пимену: “Если я увижу брата, о котором слышал, что он находится в падении, то неохотно принимаю его в келию, а брата, имеющего доброе имя, принимаю с радостью”.

Старец отвечал ему: “Если ты желаешь добра доброму брату, то для падшего сделай вдвое, потому что он немоществует”.

(Св. Игнатий (Брянчанинов). Отечник)

Врачевание преподобного Афанасия Афонского

Один брат, по некой монастырской нужде посланный преподобным Афанасием Афонским в мир, вознерадел о своем спасении и впал там в плотской грех. Возвратившись в Лавру, с отчаянием о своем спасении он исповедал преподобному свой грех. Святой, как опытный врач, утешая и убеждая не отчаиваться, но иметь надежду на Бога, оставил его при прежнем монастырском послушании.

Узнав об этом, другой монах, по имени Павел, соблазнился и стал открыто осуждать, как павшего брата, так и преподобного: что, дескать, святой не изгнал из обители преступника за совершение такого беззаконного и постыдного дела. Преподобный, строго посмотрев на него, сказал: “Павел, что ты делаешь? Себе внимай, а не братние грехи рассматривай. Писано: “кто думает, что он стоит, берегись, чтобы не упасть” (1 Кор. 10, 12). С того времени, попущением Божиим, и сам Павел ощутил в себе сильную блудную брань и жестоко страдал уже трое суток так, что начал отчаиваться во спасении. Но, что всего хуже, стыдился открыть отцу своему об этой гнусной брани и просить его помощи.

Преподобный знал все это духом и приличным образом сам внушил ему смелость исповедаться. Тогда-то уже Павел открыл ему свой грех и просил у него прощения, как у отца, сострадательного к согрешающим. Преподобный прежде вразумил его, чтобы он не осуждал падающих, но более бы сострадал им и молился за них, а потом уже, видя его смирение и сокрушение, помолился о нем Богу и освободил его от этой скверной брани. Павел ощутил какой-то холод, пролившийся на его голову и распространившийся по всему его телу, отчего похотное разжжение в нем тотчас же угасло.
(Афонский патерик)

Слёзы преподобного Памвы

Преподобный Памва жил в IV веке, проведя всю жизнь до старости в посте, молитве и труде в пустыне у горы Нитрийской, в Египте. О его добродетельной, богоугодной и святой жизни рассказывают многие великие отцы.

Однажды преподобный Памва пришел с некоторыми из братий в Александрию. Здесь, на одной из улиц, они увидели публичную женщину, богато и ярко разодетую на соблазн людской. И, глядя на неё, заплакал старец. Братья спросили его:

– Что ты плачешь, отец?

Он отвечал:

– Я плачу по двум причинам: о погибели души этой женщины и о том, что у меня нет такого усердия к своей душе, какое она имеет к своему телу. Она разукрасилась так, чтоб угодить людям, а я не забочусь украсить свою душу, чтоб она угодна была Богу.

Вот помыслы святой души. Людей мирских при виде чужих богатых одежд одолевают страсти любодеяния, зависти, желания роскошных нарядов, богатства, или же - осуждение. Святой же старец, сострадая погибающей женщине, даже в таком примере увидел повод смирения и сильнейшего стремления к Богу.

(См.: Житие преподобного отца нашего Памвы)

Мудрость аввы Силуана

«Сказывал старец: некто, впадши в тяжкий грех, раскаиваясь в оном, пошел открыть его одному старцу. Но он не открыл ему дела, а сказал так: если к кому-либо придет такой-то помысел, может ли он иметь спасение?

Старец, будучи неопытен в рассуждении, сказал ему в ответ: погубил ты душу свою.

Выслушав это, брат сказал: если я погубил себя, то уже уйду в мир.

На пути ему встретилось зайти к авве Силуану и открыть ему свои помыслы. А он был велик в рассуждении. Но, пришедши к нему, брат и ему не открыл дела, но опять употребил тоже прикровение, как и в отношении к другому старцу. Отец отверз уста свои и начал говорить ему от Писания, что помышляющие вовсе не подлежат осуждению. Услышав это, брат возымел в душе своей силу и упование и открыл ему и самое дело. Выслушав дело, отец, как добрый врач, уврачевал душу его словами Священного Писания, что есть покаяние обращающимся к Богу с сознанием.

Когда авва пришел к тому старцу, то, рассказав ему об этом, говорил: этот брат, потерявший надежду и решившийся уйти в мир, есть как бы звезда среди братий. Я рассказал это для того, дабы мы знали, как опасно говорить с людьми, неопытными в рассуждении, о помыслах ли или о делах».

(Древний патерик)

Наставление аввы Аполлоса

«Был один брат, очень старательный, но, терпя жестокие нападения от беса блуда, пришел к некому старцу и рассказал ему свои помыслы. Тот, будучи неопытен, услышав это, вознегодовал на брата, имевшего такие помыслы, называя его окаянным и недостойным монашеского образа.

Брат, услышав это, отчаялся о себе и, оставив свою келью, возвратился в мир. Но по Божию промыслу встречается с ним авва Аполлос, опытнейший из старцев; видя его смущение и великую печаль, спросил его: сын мой! какова причина такой скорби? Он сначала не отвечал от великого уныния, но после многих увещеваний старца рассказал ему о своих обстоятельствах. Часто, говорил он, помыслы смущают меня; я пошел и открыл такому-то старцу и, по словам его, нет мне надежды на спасение; в отчаянии я иду в мир.

Отец Аполлос, услышав это, долго утешал и вразумлял брата, говоря: не удивляйся, сын мой, и не отчаивайся о себе. Я, будучи так стар и сед, терплю жестокие нападения от этих помыслов. Итак, не малодушествуй в таком искушении, которое исцеляется не столько человеческим старанием, сколько человеколюбием Божиим. Только послушай меня теперь, возвратись в свою келью. Брат сделал это.

Авва Аполлос, расставшись с ним, пошел в келью старца, отлучившего брата, и, став возле нее, со слезами молил Бога так: Господи! посылающий искушения на пользу нашу, пошли напасти брата на этого старца, чтобы в старости своей по опыту он узнал то, чему не научился за столь долгое время, — узнал, как сострадать поражаемым дьяволом.

После окончания молитвы видит эфиопа, стоящего близ кельи и бросающего стрелы в старца. Уязвленный ими, как от вина колебался он и, не в силах снести, вышел из кельи и пошел в мир тем же путем, которым шел и младший брат.

Авва Аполлос, узнав это, вышел к нему навстречу и спросил у него: куда ты идешь и какая причина такого твоего смущения? Тот, думая, что святому известно случившееся с ним, от стыда ничего не отвечал.

Тогда авва Аполлос сказал ему: возвратись в свою келью, отсюда познай свою немощь и считай себя или неизвестным прежде дьяволу, или презренным от него. Ибо ты не удостоился вступить в войну с ним. Что я говорю — в войну? Ты и единого дня не мог выдержать его нападения. Это случилось с тобою за то, что ты, приняв у себя младшего брата, который вел войну против общего врага, вместо того, чтобы поощрить его к подвигу, вверг его в отчаяние, не подумав, чего требует премудрая заповедь: спасай взятых на смерть, и неужели откажешься от обреченных на убиение? (Притч. 24, 11); и даже о чем говорит притча, относящаяся к Спасителю нашему: трости надломленной не преломит и льна курящегося не угасит (Мф. 12, 20). Ибо никто не мог бы устоять против коварства врага и даже пригасить пламенное движение природы, если бы благодать Божия не помогала немощи человеческой. Итак, когда исполнилось это спасительное благодеяние Божие, станем общими молитвами просить Бога, чтобы Он отнял простертый и на тебя бич. Он поражает, и Его же руки врачуют (Иов. 5, 18); умерщвляет и оживляет, низводит в преисподнюю и возводит, унижает и возвышает (1 Цар. 2, 6, 7).

Сказав это и помолившись, тотчас избавил его от наведенной на него напасти и советовал ему просить от Бога, чтобы дал язык мудрых, чтобы мог словом подкреплять изнемогающего (Ис. 50, 4)».

(Преподобный Иоанн Кассиан Римлянин. Второе собеседование аввы Моисея. О рассудительности)

Да, дивно прекрасна душа, исполненная божественной любви. В ней – источник спасения многих. Красота эта согревает, утешает, поддерживает и нас, просто читающих о святых отцах. Но и для нас дана заповедь Господня о любви. Что же делать, чтобы исполнить её? Св. праведный Иоанн Кронштадский указывает нам путь, приоткрываея тайну великодушия милующего сердца, тайну святой любви, не отвращающейся ни от какого от человека:

«Люби всякого человека, несмотря на его грехопадения. Грехи грехами, а основа-то в человеке одна - образ Божий. Иногда слабости людей очевидны, когда, например, они бывают злобны, горды, завистливы, жадны. Но помни, что и ты не без зла, а может быть, в тебе его даже больше, чем в других. По крайней мере в отношении грехов все люди равны: «все», сказано, «согрешили и лишены славы Божией» (Рим. 3, 23); все повинны перед Богом, и все нуждаемся в Его милосердии. Поэтому надо терпеть друг друга и взаимно прощать, чтобы и Отец наш Небесный простил нам согрешения наши (см. Мф. 6, 14). Смотри, как много любит нас Бог, как много Он сделал для нас и продолжает делать, как Он наказывает слегка, а милует щедро и благостно! Если хочешь исправить кого-нибудь от недостатков, не думай исправить его одними своими средствами. Сами мы больше портим, чем помогаем, например, своей гордостью и раздражительностью. Но возложи «на Господа заботы твои» (Пс. 54, 23) и от всего сердца молись Ему, чтобы Он Сам просветил ум и сердце человека. Если Он увидит, что твоя молитва проникнута любовью, то непременно исполнит твою просьбу, и ты вскоре увидишь перемену в том, за кого молишься: «вот - изменение десницы Всевышнего» (Пс. 76, 11).

Помни, что человек - великое и дорогое существо у Бога. Но это великое создание после грехопадения стало немощным, подверженным множеству слабостей. Любя и почитая его, как носителя образа Творца, переноси также и его слабости - различные страсти и неблаговидные поступки - как слабости больного. Сказано: «Мы, сильные, должны сносить немощи бессильных и не себе угождать... Носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон Христов» (Рим. 15, 1; Гал. 6, 2)».